Во имя высокой цели

Для чего существуют фонды целевого капитала

Эндаумент — новое слово в российском бизнесе и благотворительности (от англ. endowment — вклад). Истоки этого явления уходят в глубокую античность, к знаменитой Академии Платона. В наше время эндаумент-фонды обеспечивают более половины расходов крупнейших американских университетов. В России к такой форме финансирования пока не привыкли, но времена меняются.

Основной задачей целевого фонда является независимость и финансовая стабильность организации, которую он обеспечивает деньгами. Важно, чтобы единовременные пожертвования, какими бы они ни были крупными, не играли решающей роли. Одновременно такой фонд позволяет организации «дышать свободно» и не «торговать собой» ради сиюминутной выгоды. Для учебного и научного учреждения это особенно актуально, так как позволяет свободно выбирать цели исследований, в том числе и такие, которые не принесут в обозримом будущем финансовой отдачи.

Первый в истории эндаумент-фонд был создан древнегреческим философом Платоном. Свою Академию он основал после того, как унаследовал имение неподалеку от Афин: он предоставил его в качестве места для творчества и преподавания философам, которых приглашал сам. После его смерти имущество перешло в распоряжение Академии и управлялось совместно преподавательским составом до тех пор, пока римляне не опустошили местность, где находилось заведение. После чего Академия прекратила существование и возродилась уже в позднеантичное время.

По-настоящему широкое распространение образовательно-научные эндаументы получили уже в Новое время, после периода Средневековья. В 1502 году мать короля Англии Генриха VII Маргарет Бофорт основала фонд финансирования двух кафедр в Кембридже и Оксфорде. Впоследствии эту программу в обоих университетах расширил король Генрих VIII.

Долгое время эндаумент-программы в лучшем случае лишь покрывали необходимые расходы для поддержания того или иного научного заведения. С развитием капитализма и финансовых рынков они стали сами зарабатывать средства, преумножая свой капитал. Наиболее характерным примером стал фонд Нобеля, с начала XX века обеспечивающий ежегодную выплату знаменитых премий.

Перед своей смертью шведский ученый Альфред Нобель передал около 95 процентов своего личного состояния (31 миллион крон) специальному фонду, который должен был ежегодно выплачивать часть этих средств за наиболее выдающиеся исследования в пяти научных дисциплинах. В 1900 году фонд полноценно заработал. Поначалу инвестиционная компания, управлявшая средствами фонда, без особых затруднений получала значительную прибыль. Но в 1915 году, в связи с тем, что Первая Мировая война ухудшила экономическое положение Швеции, власти страны решили повысить ставку налогов на инвестиционный доход.

Кроме того, консервативная инвестиционная политика фонда ограничивала возможности прироста ресурсов организации. Доходов уже не хватало, чтобы обеспечить выплаты на прежнем уровне (платить из основного капитала Нобель запретил), и вплоть до конца 1940-х годов размер премий снижался. Тогда управляющие фондом финансисты сделали ставку на американские рынки акций и облигаций, что немедленно привело к росту капитала некоммерческого партнерства. Тем не менее выбраться из кризиса фонду по-настоящему удалось лишь благодаря росту мирового рынка акций в 1980-е годы. К 1991 году стоимость нобелевских премий наконец-то вернулась на уровень начала XX века с учетом инфляции. К 2005 году объем премии вырос в десять раз (с одного миллиона до десяти миллионов шведских крон), а в реальном выражении — почти в пять раз.

На сегодняшний день фонд Нобеля освобожден от всех налогов на территории Швеции, а с 1946 года не платит налогов на инвестиционные доходы в США. Эти обстоятельства вместе с грамотной политикой инвестирования позволяют ему постепенно наращивать свои финансовые мощности. Впрочем, мировой финансовый кризис 2008 года существенно замедлил рост объема активов фонда.

Фонд Нобеля — самый известный из ныне существующих эндаументов, однако на фоне настоящих гигантов его финансовые возможности выглядят скромно. Крупнейшими игроками в этой отрасли сейчас являются фонды американских университетов. На первом месте расположился Гарвардский университет, располагающий средствами, превышающими финансовые ресурсы большинства корпораций. На счетах его фонда в 2014 году находилось свыше 35 миллиардов долларов. В тройку богатейших входят Йель и Стэнфорд (23 и 21 миллиард долларов соответственно). При этом по объему средств, приходящихся на одного студента, лидирует другой знаменитый американский вуз — Принстон (2,6 миллиона долларов), далее — Йель (1,95 миллиона долларов) и Гарвард (1,71 миллиона).

Вузам активно жертвуют как их бывшие воспитанники, так и другие частные лица и компании. За последние десять лет за счет пожертвований и инвестиций капитал гарвардских эндаументов вырос на десять миллиардов долларов. Некоторые университеты, в частности, Массачусетский технологический, и вовсе увеличили доступный объем средств вдвое.

В России фонды целевого капитала — явление новое и не совсем привычное. Что неудивительно: вузы, как и учреждения науки и культуры, в нашей стране находятся преимущественно на государственном финансировании, а богатые люди и компании не слишком увлечены благотворительностью подобного рода. Активная деятельность в этой сфере началась с января 2007 года, когда вступил в действие Федеральный закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческой организации». Сегодня все эндаумент-фонды России располагают суммой в 20 миллиардов рублей, что в разы меньше капитала любого из десяти крупнейших американских университетов.

Источник: http://lenta.ru/