«Институт целевого капитала в России состоялся»

По сложившейся традиции, для эндаументов год начался со встречи на Гайдаровском форуме – 14 января состоялась экспертная дискуссия по развитию модели целевых капиталов в России.

И год этот для российской модели юбилейный. В январе 2007 года был принят закон «О целевых капиталах», НКО получили новый для себя инструмент финансовой поддержки. Итогам первых 10 лет и была посвящена дискуссия: успехам, трудностям, законодательному регулированию, накопленной практике и путям дальнейшего развития. Модератором дискуссии выступила Ирина Толмачева, руководитель отдела научно-исследовательских проектов и вопросов интеллектуальной собственности РАНХиГС.

В своем вступительном слове Артём Шадрин, директор Департамента стратегического развития и инноваций Минэкономразвития РФ, остановился на фундаментальных особенностях функционирования модели в нашей стране. Он отметил, что «эндаументы уже учредили десятки университетов, создаются фонды и для музеев, клиник и даже целых территорий. Есть устоявшаяся практика предоставления налоговых льгот для физических лиц, продвигается поправка в закон, позволяющая распространить льготы и на юридических лиц, при этом у региональных властей есть возможность использовать механизм льготирования для юридических на местном уровне. Он особенно остановился на инструментах со-финансирования со стороны государства, в частности, со-финансирования фондов местных сообществ из бюджетов регионов или муниципалитетов на паритетных основах.
Принимая во внимание, что эндаумент – источник финансирования новых программ и проектов в социальной сфере, Артём Шадрин подчеркнул, что этот инструмент также интересен и крупным компаниям, которые в рамках своих программ КСО могут естественным образом его использовать, особенно в партнерстве с ФМС: «Это инструмент многосторонней межсекторной коммуникации, в которой основные стейкхолдеры – организации социальной сферы, НКО, жертвователи физические лица, компании и органы государственной власти. Все они в равной степени заинтересованы в расширении механизмов финансирования и устойчивом развитии социальных инноваций».
Форум Доноров и Фонд Ф.Потанина, отметил спикер, стратегически поддерживают развитие этого института, обеспечивая, с одной стороны, понимание использования механизма инициаторами создания эндаументов, а с другой – распространяя культуру среди граждан и компаний.

Говоря о развития модели и площадки Форума Доноров – Клубе «Целевой капитал», Ирина Вдовенко, руководитель этого направления в Ассоциации, рассказала о возможностях Клуба, истории становления и вероятных направлениях развития. Она подчеркнула своевременность и важность предоставленной в 2012 году субсидии Минэкономразвития на развитие модели, а также безусловный вклад Фонда В.Потанина в это развитие. В том же 2012 г. Фонд, совместно с Российской экономической школой и Форумом Доноров инициировал программу обучения эндаумент-фондов. Важно, что программа Фонда получила продолжение в 2015 году, уже в партнерстве со школой управления «Сколково».
За время работы площадки проведено свыше 20 заседаний, вышло 5 печатных и электронных сборников, продвигаются поправки в закон «О целевых капиталах». При этом «10 лет – достаточный срок, чтобы посмотреть на рынок, изнутри, провести его качественную экспертизу и рефлексию», отметила спикер. Одновременно она подчеркнула, что с момента создания Клуба в 2010 году, по крупицам собирается актуальная статистика по фондам, благодаря которой, в числе прочего, участники рынка могут оценивать и прогнозировать собственное развитие.

Подробнее статистику презентовал Илья Барковский, начальник управления по работе с социальными инвестициями управляющей компании «Велес Менеджмент». Он остановился на динамике роста рынка, его объемах, сферах создания и трудностях анализа. «Фонды, по каким-либо причинам не раскрывающих данные об объемах, доходах, расходовании средств, то есть, попросту говоря, непрозрачные, сильно затрудняют анализ рынка», – подчеркнул спикер.

Вслед за этим обсуждение коснулось краеугольной темы – законодательства о целевых капиталах. Дарья Милославская, председатель Совета Ассоциации «Юристы за гражданское общество», в числе других немногочисленных экспертов стояла у истоков подготовки Закона в России. В своем докладе она проанализировала различия российского и зарубежного законодательства, регулирующего эту сферу: «10 лет назад такого оптимизма не было, казалось, штук 10 фондов будет, а дальше посмотрим. Все это время мы посматривали в сторону Запада».
Она остановилась на следующих аспектах законодательства: субъекты и источники формирования, управление фондом, стимуляция жертвователей, расходовании средств. Общая картина такова: в других странах нет системы законодательства, которая отражала бы логику развития законодательства о целевых капиталах. В нашей стране системы тоже нет, но наш закон встраивается в общую систему – соотносится с Гражданским кодексом, с законами об НКО и некоммерческих объединениях и логично перекликается с налоговым кодексом. В целом наша картинка законодательства выглядит более стройно и логично, хотя «у них» больше свободы.
Дарья отметила, что «благодаря развитию законодательства в нашей стране, многие организации возвращаются к идее создания эндаументов, а вновь создающиеся заранее предусматривают такую возможность в своих уставах. «Думаю, у инструмента есть перспективы», подытожила спикер. Подробнее о докладе и презентация на сайте программы «Целевые капиталы».

Алла Самолетова, руководитель аппарата ректора Европейского университета в Санкт-Петербурге, свое выступление начала с того, что «градус оптимизма падает, что-то мешает качественному рывку». Основная причина этому, по ее мнению, – недостаточная человеческая профессионализация и отсутствие новых методических разработок с ответами на ключевые вопросы (отсюда вытекают и организационные трудности и невозможность донести важность инструмента до потенциальных и реальных доноров). «Нам нужно образовательное зерно, нужен апгрейд мозга».
Алла не считает, что у нас есть глобальные ограничения с точки зрения законодательства, но есть так называемые лагуны. Одна из них это вопрос об использовании собственных средств, когда, например, более менее свободные части операционного бюджета временно перекидываются в целевой капитал, за счет чего получается большая доходность.
Рассуждая об особенностях рынка, Алла отметила несколько моментов в парадигме ожиданий, действительности, мифов, которые сложились вокруг модели. «Принято считать, что эндаумент это очевидная практика для двух сфер – образования и культуры, а российский опыт этот тренд якобы подтверждает. На самом деле, в последнее время очень заметен интерес к модели со стороны социальной сферы, небольших СО НКО, в основном занимающихся социальной поддержкой и различными видами помощи. Но у этих организаций, как правило, нет каких-либо инфраструктурных возможностей для создания целевого капитала в рамках себя или в виде специализированной организации. Поэтому для них была бы очень полезна практика зонтичных целевых капиталов, которые широко используются на Западе, а у нас нашла ограниченное распространение. Это важно еще и для того, чтобы расширить сферы применения модели, а, возможно, вообще когда-нибудь уйти от ограниченного списка этих сфер.
Второй миф, рассуждает спикер, – «о том, что эндаументы это про большие деньги. Но за эти годы мы убедились, что это не так и опыт фонда местного сообщества «Гражданский союз» доказывает, что это вполне подъемные и собираемые деньги. И что 3 млн это не предел, и несложная стартовая позиция».
Третий момент, «мы научились накапливать средства, но не научились их как следует расходовать, у нас очень много непрозрачности именно в части расходования дохода от целевого капитала».
Еще один важный момент – «мы мало работаем с обществом, не научились к нему апеллировать. Очевидно, что пока на общедоступном уровне человека трудно убедить, что он должен вложить деньги в эндаумент».
Вообще было ожидание, что эндаументы будут давать большие финансовые эффекты, но рынок нестабилен и эффекты различны. Даже говоря о сегменте университетских эндаументов, такие кейсы как ЕУСПб и РЭШ единичны, в основном эндаумент в бюджете крупных государственных вузов занимает не более 1-1.5%. Это несущественные деньги, а доноров интересуют успешные примеры практики расходования средств. В целом эндаумент как инструмент хорошо понимается донорами, но все равно остается вершиной пирамиды фандрейзинговой компании. «Поддержите эндаумент и мы будем делать красивые вещи 100 лет» — это пока непонятно для них», — считает Алла.

Комментируя ее выступление в части недостаточной работы с обществом, Артём Шадрин отметил, что «было бы хорошо встраивать сюжеты о целевых капиталах в федеральные компании и кросс-секторальные акции типа #ЩедрогоВторника, а также в различные развивающиеся направления о благотворительности в газетах и крупных информационных агентствах».

Иван Копытов, заместитель директора Фонда МИСиС, рассказывал о продвижении фонда и практике работы. По его мнению, у любого вуза два основных стейкхолдера – бизнес и ректоры. Однако последним при существующих доходах от эндаументов и бюджетах вузов целевые капиталы просто не интересны. «Их нужно всех собрать в одном месте, закрыть, вдохновить и убедить, что бюджетные деньги не вечны, в отличие от эндаументов». И бизнес, в свою очередь, постоянно нужно убеждать в важности инструмента (в том числе, давая ему преференции на законодательном уровне), ведь «пока все большие суммы были собраны, преимущественно, на административном ресурсе».
Что касается практики привлечения пожертвований, «вуз продолжит работать с крупными жертвователями и сделает ставку на мобильность. Мы запустили рекурентные платежи, сайт будет переделан и работать практически только на привлечение пожертвований. Уходим в мобильные устройства».
Иван также отметил отсутствие «понятных красивых продуктов», которые можно предлагать донорам, за исключением именных стипендий. «Издательство книг вызывает сомнения в необходимости (опять же, мобильность), приглашение профессоров предлагают закрыть моментальным пожертвованием. Поэтому мы стараемся давать преференции жертвователям: карту, скидки, льготы».
Что касается рынка, то «он совсем не сформирован, хоть и не 10 эндаументов создано, но и всего 20 млрд. И нас нужно институционализоровать, вести за собой», — подытожил Иван.

Комментируя это выступление, Артём Шадрин согласился, что сложно убеждать дать в эндаумент, выбирая между ним и «просто пожертвованием». Мотивация здесь может быть простой: «сколько бы ты не пожертвовал, деньги не пропадут, и доход будет идти каждый год». Он также обратил внимание, что многие владельцы крупных компаний уже задекларировали план передать значительную, если не основную часть состояния на благотворительные нужды, а эндаумент – естественный механизм для пожертвования наследства. Поэтому его значимость в этом жизненном цикле будет возрастать. Что касается продуктов – можно обратить внимание на индекс превосходства, это поддержка исследований мирового значения, что может быть интересно представителям многих сфер бизнеса.

Учитывая десятилетний опыт работы в управляющей компании, Людмила Пантелеева, начальник Центра «Арт Банкинг» АО «Газпромбанк», сделала своеобразный экскурс в тему управления эндаументами, ведь по ее словам, «иногда дело не в продуктах и не в фандрайзинге, а в конечном звене».
Первая встреча фондов и управляющих происходила не в самых благоприятных условиях: в конце 2008 года был существенный спад экономики, обрушение финансовых рынков в России и на Западе. Это был тест-драйв для фондов, в результате которого для многих из них встал вопрос существования, а затем возвращения первоначальной стоимости капитала, что отложило их развитие на некоторое время. Затем на рынке начались качели и в 2009 году он очень сильно поднялся вверх (тогда даже очень консервативная политика управления могла привести к 20% доходности). С тех пор не было практически ни одного ровного года, это всегда качели в разные стороны, разные уровни доходности.
Со стороны управляющих тогда происходило возбуждение интереса – на рынке появился новый клиент, тем более что у первых фондов было прилично денег. Затем стали появляться менее крупные клиенты и «Газпромбанк – Управление Активами» тогда ушел в отрыв от других управляющих, принимая в управление всех клиентов вне зависимости от объема капитала и оказывая всем одинаковый уровень сервиса. «Мы пытались разговаривать, объяснять, что именно делаем, пытались жить жизнью эндаументов – посещать форумы, выступать, быть максимально прозрачными и понятными. Все это поддержало рынок и имело значение для его развития», — подчеркнула спикер.
В текущей ситуации по-прежнему много рисков, опасений, подозрений, не все хорошо с экономической ситуацией и вновь выходящий на рынок трехмиллионный фонд не всегда интересен крупнейшим управляющим, считает Людмила. «И я пессимистично смотрю на то, что крупные управляющие не демонстрируют интереса. Возможно, если создастся крупный фонд, они снова оживятся».
Также Людмила остановилась на препятствиях развитию рынка. По ее словам, «в какой-то момент рынок перестал быть рынком как единой институцией. Пришла какая-то инертность, «и возможно, наши нечастые встречи на клубной площадке – это из-за отсутствия инициативы со стороны участников рынка».
Во-вторых, «я фиксирую очень большую закрытость и у фондов и у управляющих. Структуры портфелей, результаты управления, даже отчеты недоступны для ознакомления. Если вы захотите посмотреть или сравнить их, вам это не удастся, хотя я не считаю, что эта информация сугубо конфиденциальная».
В заключении Людмила пожелала рынку развития: «в целом, несмотря на определенную стагнацию рынка последних двух-трёх лет, можно сказать, что фонды прирастают. И здесь должен быть настрой на победу и силы, важно работать сплоченно, общаться, больше открываться и институционализироваться».

Эльза Дьячкова, главный специалист Национального фонда подготовки кадров НИУ ВШЭ, также начала выступление с цепочки развития модели: «сначала мы формировали фонды, потом перешли к успешным практикам фандрайзинга и инвестирования, сейчас настало время задуматься об определении и использовании дохода от эндаумента». Она рассказала о существующих исследованиях и подходах в этой сфере, моделях и методах по анализу эффективности, сложившейся практике подсчета в России (подробнее на сайте программы).
На основании большого массива статистики было выявлено, то в большинстве вузов нет системы планирования будущих пожертвований, также как нет и планирования выплат, то есть «либо копим, либо сколько получили, столько и потратили». Также не соблюдается принцип равенства поколений, заметна тенденция, что на начальном этапе формирования фондов мы пытаемся все сохранить, а потом все максимально использовать. Мы игнорируем факторы, не применяя методы, то есть не используем для анализа такие показатели, как уровень инфляции, уровень существующих активов. Наконец, вузы не раскрывают данные и это огромная сложность не только для исследователей, но и для доноров: «Фондам нужно быть более прозрачными и открытыми. На сайтах нескольких университетах представлены их инвестиционные стратегии, которые нужно раскрывать. Также нужно пропагандировать использование сложных методов и это будет еще одним фактором наших успешных фандрайзинговых компаний», — заключила Эльза.

Оксана Орачева, генеральный директор Фонда В.Потанина, много говорила о связи благотворительности и финансовых инструментов. «Мы находимся в той точке, когда у нас отличное прозрачное законодательство, но есть внутренняя коллизия: оно новое по отношению к предыдущим законам и вносит сумятицу в остальное использование. И это сказывается на том, почему благотворительным фондам достаточно сложно использовать инструмент эндаументов, ведь и у регулятора и в обществе существует стереотипное восприятие, что благотворительность это всегда помощь нуждающимся и при чем здесь финансовый инструмент в лице целевых капиталов? Пока мы не покажем их совместимость на законодательном уровне, в этой сфере эндаументы либо не будут развиваться вообще либо, очень будут, но очень медленно. И для сферы благотворительности это важно, ведь это стратегический инструмент развития, нельзя прийти на рынок на один день и исчезнуть когда закончится сбор. Кстати, некоторые страны вообще пошли по более жесткому пути: в них нельзя заниматься благотворительностью не имея целевого капитала, потому что благотворительность изначально ориентирована на будущее». Разумеется, надо брать во внимание разные механизмы решений: «фонд фондов», создание специальной управляющей компании для НКО и другие возможности».
Спикер отметила, что «одна из самых важных тем сегодня – это просвещение, причем на разном уровне, для разных целевых аудиторий. Что касается продуктов – мы подошли к той стадии, когда есть уже нетрадиционные продукты для традиционных эндаументов, тех же университетских. Надо ломать собственные стереотипы».

Резюмируя дискуссию, Ирина Толмачева, обозначила ключевые итоги:
1. Сообщество должны сконцентрироваться на развитии и продвижении площадок разного рода.
2. Прозрачность – самый необходимый инструмент для развития рынка.
3. Необходимо продолжать образование и просвещение внутри сектора.
4. В глобальном масштабе необходимо вкрапление инструмента эндаумента в институт благотворительности.