Дилемма частных музеев: золотой век или золотая клетка?

Как Фонд Барнса пытается остаться верным заветам своего основателя

Через три года после переезда в новое здание в центре Филадельфии Фонд Барнса продолжает поиск нового направления своего развития. Его судьба подстегнула дискуссию о золотом веке частных музеев: могут ли они идти в ногу со временем и быть финансово жизнеспособными, не отступая при этом от миссии, определенной их создателями?

В течение следующих пяти лет в планах фонда — запустить первую официальную выставочную программу, заказать новые работы современным художникам, оцифровать архив и открыть свою коллекцию для искусствоведов. В фонде также рассчитывают собрать к 2022 году $100 млн в качестве пожертвований в виде эндаумент-фонда (к уже имеющимся $63,1 млн).

Фонд, основанный в 1922 году своенравным и эксцентричным фармацевтическим магнатом Альфредом Барнсом, владеет одной из лучших в мире коллекций модернистской живописи. Но в последнее время этот факт отошел на второй план в свете целой серии судебных исков и громких протестов, которые вызвало решение перевезти коллекцию из городка Мерион, где находился дом Барнса, в центр Филадельфии: это противоречило последней воле мецената.

В течение прошлого года Фонд Барнса следовал новому плану развития, для чего руководство было вынуждено отступить от заветов основателя. «Что делать: застыть, как муха в янтаре, или все-таки пытаться двигаться вперед? — рассуждает Адриан Эллис, директор AEA Consulting, консультировавший фонд. — Мы не заложники старых идей, хотя и считаем, что за их императивами стоит нечто значимое».

Обновленный Фонд Барнса стал более открытым во всех смыслах учреждением. При жизни Альфреда Барнса вход туда был заказан любому, кто принадлежал к художественному истеблишменту, причем сообщалось об этом письменно — ехидным посланием, подписанным псом коллекционера. А первые цветные фотографии собрания были опубликованы лишь в 1993 году. Теперь же фонд планирует созывать ежегодный научный симпозиум, опубликовать комплексное исследование произведений Поля Сезанна из своей коллекции, а также развивать резидентские программы для искусствоведов.

Три ежегодные выставки, включая ретроспективу современного художника Нари Уорда и выставку, посвященную фланёрам XIX века, призваны представить коллекцию фонда под новым углом зрения. Как минимум одна экспозиция раз в два года будет посвящена неевропейскому искусству или дизайну — менее известным увлечениям Альфреда Барнса. «Эти коллекции могут рассказать удивительные истории в не совсем привычных сферах, социальной или же культурной, тем более что пока они практически не были востребованы», — объясняет Эллис.

Не все в художественных кругах приветствуют перемены в фонде, кое-кто считает, что его новая программа означает отречение от основных идей Барнса. «Они хотят стать обычным музеем, а именно от этого Барнс старательно открещивался», — напоминает Том Фрейденхайм, бывший директор Художественного музея Балтимора.

«В начале своей истории фонд был сосредоточен прежде всего на образовательной деятельности, а теперь его главная цель состоит в том, чтобы получать деньги», — считает Николас Тинари, выпускник исследовательской программы Фонда Барнса. С переходом к новой стратегии управления бюджет фонда существенно увеличился: с $8 млн в 2011 году до $18 млн в 2015-м; в 2020 году планируется привлечь уже $24,8 млн.

«Мы не делаем ничего такого, что как-то ограничивало бы круг возможностей посетителя или студента, которые существовали еще при жизни Барнса. Более того, при желании теперь можно участвовать в специальных программах. Мы хотим открыть уникальную коллекцию Барнса публике и придать созданному им музею более заметную роль в художественном мире», — поясняет директор фонда Том Коллинз, занявший этот пост ровно год назад.

Фонд Барнса не единственный частный музей, раскритикованный за попытки отойти от принципов своих основателей. К примеру, нью-йоркский музей «Коллекция Фрика» в июне прошлого года был вынужден отказаться от планов строительства нового корпуса на месте своего сада.

«Все музеи, которые я знаю, изменились — более или менее радикально», — говорит Энн Игонне, автор книги «Свой собственный музей: Частные коллекции, государственные дары». По ее словам, темп музейных реноваций за последние десять лет ускорился, но и популярность этих учреждений тоже выросла.

Общественный резонанс способны вызвать даже небольшие перемены. По мнению Нила Раденстайна, попечителя Фонда Барнса, обязательно найдутся те, кто «будет недоволен» решением вывести его образовательные программы за границы «объективного метода», которого придерживался основатель. «Да, мы готовы жить с этим», — резюмирует он.

Автор: Джулия Гальперин
Источник: http://www.theartnewspaper.ru/